Алексей Шапошников

— Как давно ты занимаешься барменским искусством? С чего все начиналось? Ты имеешь специальное образование? Или все произошло само собой? Как развивалась карьера?
Барменское искусство я постигаю по сей день. На работу в качестве помощника бармена я устроился в 1996 г. Все началось с того, что мне банально нужна была работа. Купил газету и пошел на собеседование…

Алексей Шапошников
Президент Петербургской Ассоциации Барменов

Алексей Шапошников Президент Петербургской Ассоциации Барменов— Как давно ты занимаешься барменским искусством? С чего все начиналось? Ты имеешь специальное образование? Или все произошло само собой? Как развивалась карьера?
Барменское искусство я постигаю по сей день. На работу в качестве помощника бармена я устроился в 1996 г. Все началось с того, что мне банально нужна была работа. Купил газету и пошел на собеседование. Как всегда собеседование не прошел, почему-то не везло мне на всех этих выхолощенных и «тягомотных» собеседованиях. Тот, кого взяли вместо меня не пришел в назначенный срок и, видать, поэтому взяли мою анкету, аккуратно заполненную на двух языках, с целью, как я потом узнал, временной замены и заданного плана по набору персонала в установленные сроки. Вот так случайно и открылась мне дверь в подсобные помещения моего первого бара. Дальше было интересно,- и в то же время не очень. Привычно, и непривычно, понятно и непонятно в одно и то же время. Огромное количество людей, барменов, официантов, начальства, посуды, мешков с отходами, мойки, стирки, глажки и парки и так далее. В общем, я встал на первую ступень бара — почетную ступень барбэка. Старался, как мог. Работу терять не хотел. Холодно, зима. Я все еще помнил подработки на станциях, торговля в ларьках, на рынке… все те места, где только можно подработать студентом. Обратно на холод не тянуло. В баре тепло, кормят, платят, люди улыбаются… и за все это… еще и платят! У меня это тогда в голове ни как не умещалось. Короче, я был, как сейчас говорят, сильно мотивирован к работе. После собеседования в Питере я уехал в Москву на работу. Московские бары мои первые бары! Я благодарен судьбе и людям, с которыми я работал, за то, что все получилось так, как получилось. Меня готовили для открытия нового ресторана в Санкт-Петербурге. Я вернулся и начал работать, но… Не задолго до отъезда, в одном из баров Москвы я увидел бармена, который подкидывал бутылку из одной руки в другую. Это было красиво. Просто и красиво. Я «загорелся», и ко всему прочему мне попалась в руки кассета с конкурсом барменов по фристайлу 1991 г. В Лондоне. Я начал тренироваться. Благодаря флейрингу я начал читать об алкоголе, баре, коктейлях, истории и т. д. Я становился фанатом. Меня ничего не интересовало больше. Только бар. Вокруг меня все просто. Только бар и мне это очень нравилось. Уйдя с головой в работу, читая и интересуясь баром, держась за работу — получил хорошую школу, мою школу: барбэк, бармен, старший бармен. Потом многое стало меняться в моих глазах. Стали меняться: бар, люди, напарники, отношение и т. д. Но это уже другая история.

— Ты являешься президентом ПАБ, то есть человеком, имеющим определенное положение в барменских кругах и достаточно загруженным организационной работой. Что тебя подвигло при всем при этом принять участие сразу в двух престижных чемпионатах за сезон?
— Президент… Дернул же меня кто-то выбрать такую организационно правовую форму юр. лица, при которых предусмотрена должность — президент! Ну да ладно! Президентом я стал в 2001 году в августе месяце. Работы действительно много и разной. Что же меня подтолкнуло поучаствовать в конкурсах? Воспоминания. Парни. Выпивка. Близкий круг. Отрыв. Атмосфера. Азарт. Интерес к себе. Проверка «на могу». И опять: выпивка, круг, отрыв, атмосфера и т. д. Я думаю, понятно. Так получилось: два конурса в один месяц. Это уж слишком, но получилось. Не хотел в двух, ну, да и … с ним. Два так два.

— Расскажи, пожалуйста, в двух словах о финале BMGP?
— Оторвался офигенно! Как в России, так и в Италии. Теперь я понял точно, что мне нужно от конкурсов — отрыв! Поэтому внутри себя так хочется послать все эти правила к чертям!

— Твои впечатления от российского финала WCC в «Апельсине». Ты видел большинство участников. Что ты, как бармен с большим опытом, скажешь об уровне участников в классике?
— Молодцы! Мне было приятно с ними выступать за одним столом. Все хорошего уровня. Правда, есть то, что мне иногда не нравится в конкурсах: обиды, зависть, чувство несправедливого, неполученного и/ или полученного первого, второго, третьего места! Не знаю, но для меня сейчас в этот период жизни места не определяют цель!

— Ты занимаешься «классикой». Как ты при этом относишься к флейрингу и флейрингистам?
— Прикольно! Я с этого начинал. И почему я в классике выступать начал? Даже и не помню. Ну, как можно относиться к тем, кто имеет цель и стиль. Только уважительно!

— Участвовал ли ты раньше в мировых чемпионатах. Что ты можешь сказать об этих мероприятиях в принципе. Много ли значит победа в таком мероприятии для бармена?
— Никогда не участвовал до сих пор. Поеду и оторвусь! Это для меня главнее, нежели постоянно думать о том, что ты едешь представлять Россию: «Это вам, молодой человек, не хухры-мухры, настройтесь, пожалуйста, посерьезней!». От такого подхода к делу человек перестает размножаться. В принципе! А мне это еще предстоит. Так что я сейчас живу в гармонии с собой! И дейст­вую так, как считаю нужным, не нанося разрушений и создавая жертв. Так что думать о победе я буду после, а не до. Ровно, как и волноваться, пить, гулять и т. д.

— Твои прогнозы относительно Хельсинки — может быть, ты можешь сказать, кто будет лидировать? Кстати, не общаетесь ли вы с FBSK, так сказать, в «соседском» режиме?
— Победит дружба! Лидировать будет дружба! С FBSK не общаемся, но конкурс — не повод ли для общения?

по материалам журнала «BAR NEWS».

Share Button

Related posts

Leave a Comment