Алекс Бомонт

Вице-президент IBA, президент Австралийской Гильдии Барменов Алекс Бомонт — англичанин, живущий в Австралии и большой друг российских барменов. Он знает все о коктейлях, флейринге и о барной культуре в целом. Психлолгия клиента для него — открытая книга.

Алекс Бомонт

«Бар — это гостеприимство»

Алекс Бомонт президент Австралийской Гильдии БарменовВице-президент IBA, президент Австралийской Гильдии Барменов Алекс Бомонт — англичанин, живущий в Австралии и большой друг российских барменов. Он знает все о коктейлях, флейринге и о барной культуре в целом. Психлолгия клиента для него — открытая книга.

— Какие изменения произошли в потреблении алкогольных напитков за последние 10-15 лет?
— Если говорить об Австралии, то огромные. Раньше австралийцы любили сладкие и насыщенные коктейли, сегодня отдают предпочтение pre-dinner style, то есть Дайкири с большим количеством свежих фруктов или аналогичным напиткам. В наши дни бармены активно экспериментируют с водкой, джином, бурбоном… В Австралии множество свежих фруктов, которые служат базой для коктейлей. Удивительно, но их часто подают в стаканах для мартини, а не в хайболах. При приготовлении коктейлей большое внимание уделяют стилю. Что же касается крепких ингредиентов, то мода идет по кругу. То, что было популярно в течение последних лет пяти, используют реже, отдавая предпочтение крепким напиткам, модным десять лет назад. Сегодня это светлый ром и водки премиум.

— А что изменилось во флейринге?
— Флейринг постоянно меняется. Он во многом зависит от мастерства бармена. Когда флейринг только начинался, одновременно использовали только две бутылки и шейкер. Сегодня бармены жонглируют 5-6 бутылками одновременно. Это все больше напоминает цирк, чего, на самом деле, быть не должно. На первом месте должна быть работа бармена. Когда флейринг только начинался, одновременно использовали только две бутылки и шейкер. Сегодня бармены жонглируют 5-6 бутылками одновременно, это все больше напоминает цирк, чего, на самом деле, быть не должно.

— Вы помните первый конкурс по флейрингу, в котором приняли участие?
— Если честно, нет, потому что случилось это лет 30 тому назад. Помню свою победу на World Cocktail Championship в Канаде в 1992 году, но не помню рецепт победного коктейля. По иронии судьбы бармен, которого я считаю своим учителем, тоже забыл рецепт свого первого победного коктейля. Когда он сказал об этом мне, начинающему бармену, много лет назад, я был шокирован, но сегодня сам оказался в его положении. Такое происходит, если ты часто побеждаешь на конкурсах

— Но может быть, помните свой первый день работы в баре и своего первого клиента?
— Да. Это была дама, которая заказала Tom Collins. Я подал ей полстакана чистого лимонного сока с содовой… Не понимаю, почему она его не допила (смеется).

— Какая школа флейринга лучшая в мире?
— Моя! Это по моему предложению IBA начала проводить чемпионат мира по флейрингу. Я придумал правила, организовал его и разработал критерии судейства. Знаю, что нужно для того, чтобы побеждать. Не случайно Лой Катада, с которым я работал, семь раз подряд становился чемпионом мира. Теперь у него своя школа.

— Кто ваши лучшие ученики?
— Кроме Лоя, их много, и они работают по контрактам по всему миру — в Индии, Канаде, США…

— Когда и почему флейринг стал таким популярным?
— С выходом фильма «Коктейль». Людям понравилось то, что делал Том Круз. Многие бармены решили усовершенствовать увиденное, и флейринг стал быстро развиваться. Многих фильм натолкнул на мысль выбрать профессию бармена.

— Ваши три любимых коктейля?
— Большой Martini экстра-драй с джином Beefeater, Май-Тай с сиропом Orgeat и хорошим темным ромом и Margarita с щепоткой соли и текилой премиум.

— Каковы главные принципы вашей системы барного обучения?
— Главный принцип – желание самого учащегося стать хорошим барменом и преуспеть в профессии. Если такого желания нет, лучше работать в супермаркете.

— Зачем люди приходят в бар: выпивать или общаться?
— Конечно общаться. Знаете, что первое делает человек, когда заходит в бар? Смотрит, нет ли знакомых. Если нет или если ему в этом баре неинтересно, он уходит в другой. Бар значит ГОСТЕПРИИМСТВО.

— Большая ли разница между клиентами разных национальностей?
— В каждой стране своя культура потребления напитков, особенности которой связаны прежде всего с климатическими условиями. Чем холоднее, тем больше пьют крепкие напитки — виски, водку, ром. В жаркой Австралии мы предпочитаем холодное пиво, потому что крепкий алкоголь будет валить с ног. На Гавайях или Фиджи предпочитают фруктовые кулеры. В целом же, если климат жаркий — напитки холодные, если наоборот — то согревающие. Что же касается самих клиентов, то в каждой нации есть беспокойные люди. Все зависит от количества выпитого.

— Были ли у вас проблемы с клиентами и как вы их решали?
— Никогда. Я всегда улыбаюсь гостям и стараюсь сделать так, чтобы они чувствовали себя как дома. Если возникает напряженность, ненавязчиво даю понять, кто в доме хозяин. Клиент всегда понимает, что это я.

— О чем надо говорить с клиентами?
— О том, что ему ближе. Чтобы быть готовым к этому, я каждый день читаю газеты, смотрю и слушаю новости.

— Ваши пять любимых баров в мире?
— В Сингапуре есть японский бар, который называется KOSHO’S, классный и профессиональный во всем. На Гавайях — The Pink Palace, где подают лучшие в мире тропические коктейли. В Лондоне — «5», который принадлежит Сальваторе Коллобрезе, выдающемуся знатоку коньяков. В Австралии — Horizons в отеле «Шангри», откуда открываются лучшие в Сиднее виды на Оперу, Харбор-Бридж и бухту и где подают отличные коктейли. Наконец, Grand Hotel в Берлине, где, возможно, самый богатый в мире выбор коктейлей и где постоянно играет пианист экстра-класса. Там дорого, но туда стоит заглянуть.

— Три вещи, которые бармен не должен делать никогда?
— Терять спокойствие, приходить на работу злым и обманывать клиента.

— Вы по-прежнему пишете книги о напитках и коктейлях?
— Да. Сейчас наполовину готова книга о коктейлях, которая будет абсолютно не похожа на те, что были написаны раньше. К сожалению, сказать больше не могу, чтобы не украли идею.

— Есть ли у вас новые бизнеспроекты?
— Да. Сейчас разрабатываю полный профессиональный барменский набор, который можно было бы весь уложить в алюминиевый чемодан. Он будет продаваться под эмблемой IBA. Я также произвожу специальную бутылку для тренировок флейрингистов.

— Есть ли у вас увлечения?
Люблю смотреть спортивные состязания, путешествовать и знакомиться с кухней разных стран. Собираю также барменские аксессуары, шейкеры, кувшины, хрустальные декантеры и стаканы.

— Если не в Австралии, в какой стране вы бы хотели жить?
— Если бы не язык, наверное, в Японии. Но в Австралии меня все устраивает.

— Ваше отношение к России?
Я был в России дважды, и оба раза получил огромное удовольствие. Моя жена украинка, хотя называет себя русской. Меня интересуют история и традиции России, которая долго была отрезана от остального мира и которая в последние годы начала превращаться в процветающую страну. Я был в прошлом году в Санкт-Петербурге и посетил все музеи, какие мог. Понять Россию мне помогает и мой друг Сергей Цыро, с которым мы знакомы так давно, что я могу назвать его своим братом. Знаю в России многих барменов, чей энтузиазм меня поразил с первой минуты. Им еще предстоит многому научиться, но уже сегодня заметны колоссальные изменения к лучшему. Надеюсь скоро вновь побывать в России.

по материалам журнала «BAR NEWS».

Share Button

Related posts

Leave a Comment